On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
Размещение фото-, аудио- и видеоматериалов, предложенных для ознакомления на этом форуме, НАСТОЯТЕЛЬНО НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ в социальных сетях!

АвторСообщение



Сообщение: 4
Зарегистрирован: 20.01.08
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.04.11 14:53. Заголовок: Интервью Сусанны Цирюк и Виктора Циркуновича (Беларусь)


Главный режиссер Белорусского государственного академического музыкального театра
СУСАННА ЦИРЮК

В начале 2010 года в Белорусском государственном академическом музыкальном театре сменилось руководство. Чуть больше года работает новый директор Александр Петрович. Летом 2010-го должность художественного руководителя занял известный в Беларуси вокальный педагог Адам Мурзич, воспитавший многих востребованных в стране и за ее пределами оперных певцов. Главным балетмейстером стал народный артист Беларуси Владимир Иванов, исполнивший все ведущие партии в балетных спектаклях Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь. На должность главного дирижера был приглашен Олег Лесун (маэстро пришел из НАБТ оперы и балета РБ). И, наконец, пустовавшее многие годы кресло главного режиссера заняла Сусанна Цирюк, имя которой прекрасно известно всем поклонникам и знатокам музыкального театра в СНГ и Европе.



*В Белорусском государственном академическом музыкальном театре за последний сезон она поставила два спектакля – музыкальное ревю "Однажды в Чикаго"<\/u><\/a> Дж. Стайна, Г. Миллера, Дж. Кандера и оперетту "Сильва"<\/u><\/a> И. Кальмана.*
Новая творческая команда работает сравнительно недавно, но за это время театр выпустил шесть разножанровых премьер ("Красная Шапочка. Поколение next", "Моя жена – лгунья", "Однажды в Чикаго", "Аршин мал алан", "Голубая камея", "Сильва"), были восстановлены балеты "Кармен-сюита" и "Щелкунчик" и представлены публике четыре программы классической музыки. Это только начало глобальных преобразований, задуманных новым художественным руководством. В дальнейших творческих планах – постановки классических оперетт, комических опер, а также работа с белорусскими композиторами. О своем видении сегодняшней ситуации в театре и перспективах дальнейшей творческой работы рассказала главный режиссер Сусанна Цирюк.

– Сусанна Юрьевна, каковы ближайшие планы театра? Какому материалу будет отдаваться приоритет? Что появится в репертуаре?
– В основе любого репертуара всегда лежит классика. Но, мне кажется, должно быть так: всем сестрам по серьгам. Ведь театр, имея разностороннюю труппу, как раз может себе позволить ставить классическую оперетту, не забывая и о мюзикле, ставить классический балет, не обходя стороной авторские постановки, драмбалет, модерн. Это в идеале.
Я считаю, что каждая творческая часть труппы должна быть занята работой и востребована. Все в равной мере достойны получать и свою любовь, и свои аплодисменты. Мне кажется, что художественное руководство театра со мной согласно. Прошла премьера "Сильвы" (к слову, почти шесть лет в театре не было постановок классических оперетт), вслед за ней появится эксцентрический авторский балет "12 стульев" Г. Гладкова (балетмейстер – Дмитрий Якубович).
Потом, насколько я знаю, театр планирует мюзикл Бернстайна "Вестсайдская история", классическую оперетту "Граф Люксембург" Легара и обязательно классический балет. Будут и концертные программы разных направлений, включая симфонические, это нормальная практика – симфоническая музыка, вечера романсов, всевозможные гала-концерты…
– Сейчас деятельность театра много обсуждают в Интернете. Идет большой резонанс, многие не понимают, зачем театру, ориентированному на оперетту и мюзикл, ставить в свою афишу разовые концертные проекты… Есть ли опасность потерять зрителя?
– Мне кажется, нет. Я вижу это по залу – он всегда полон. У всякого жанра есть своя публика, которая, как кошка, привыкает к месту. Предположим, всем известно, что концерты идут в филармонии, а балет в Большом театре. Но на самом деле люди очень быстро узнают, где появляется что-то интересное именно для них. Да, нужна какая-то первоначальная реклама, но разнообразные концертные программы развивают труппу. Причем, они же разрабатываются с учетом специфики театра, с учетом потенциальной зрительской аудитории или под какое-то конкретное событие. Мне кажется, что публика придет и с удовольствием будет их смотреть и слушать.
– Художественное руководство театра планировало разделить труппу на две части: классической и современной направленности. Как вы на это смотрите?
– Я считаю, что это правильно. Однако все планируют, но мало у кого получается. Потому что, во-первых, всегда не хватает штатных единиц, во-вторых, недостаточно выпускников, особенно в мужском балете. Их всего-то каждый год выпускается несколько человек. Если говорить о балете, стоять на пальцах – это одно, а современные направления – совершенно другое. Тоже самое с мюзиклами и классической опереттой: разная манера звукоизвлечения, проблемы тесситуры – с микрофоном их можно преодолеть, но в классике все гораздо строже. Конечно, есть люди, которые умеют и то, и другое, но на самом деле так переключаться не очень полезно для певцов.
– Вы знаете примеры, где бы удалось провести такое разделение труппы?
– В Ростовском государственном музыкальном театре, где я работала, существуют отдельно оперная и опереточная труппы. Артисты практически не пересекаются, кроме, может быть, баритонов и легких сопрано (героинь).
– А в труппе Белорусского государственного академического музыкального театра вы могли бы выделить тех людей, кто способен одинаково хорошо работать и в классике, и в современных постановках?
– Витя Циркунович! Олег Прохоров – у него очень красивый тембр голоса, он прекрасно звучит в микрофон, плюс у него классическая вокальная школа. Светлана Мациевская, Маргарита Александрович, Игорь Бычков, Наталия Гайда и многие другие...
– С тех пор, как вы работаете с нашей труппой, вы постоянно повторяете, что белорусские артисты талантливы и работоспособны, но "недолюблены". Как их можно вывести из этого "состояния"?
– Только в работе и исключительно с помощью доверия и взаимного творческого интереса. А как иначе?
– Можно хвалить…
– Хвалить? Скорее, привлекать к ним внимание. Чтобы артисты знали, что кому-то интересны, что их всегда видят и слышат, замечают их успехи. Говорят, что любовь – это только степень внимания. Потенциал у труппы есть, но надо работать, приглашать специалистов. Возможно, имело бы смысл пригласить тех же венгров, носителей традиций классической оперетты, у которых она в крови. Я считаю, что нужно с ними наводить мосты. Они же параллельно с постановкой спектакля проводят мастер-классы для желающих, а как они не научит никто! Мы изучаем классическую оперетту и пытаемся имитировать традиции, но знать эти традиции мы не можем. Это как иностранный язык, который лучше всего усваивается в общении с его носителями. Еще пример: сколько ни смотри даже самых лучших западных постановок "Евгения Онегина", все равно на русский глаз там всегда найдутся какие-нибудь странности.
Замечательно, что на постановку "Вестсайдской истории" дала согласие американская команда (дирижер и балетмейстер), потому что это опять же – из первых рук.
– Что вам лично хотелось бы поставить?
– "Мою прекрасную леди" Лоу, мюзикл питерского композитора Баскина "Сирано да Бержерак", "Фиалку Монмартра" Кальмана, а еще я очень люблю "Летучую мышь", которую ставила всего один раз. С тех пор прошло время, и я вижу, как смогла бы сделать этот спектакль.



Все права на интервью принадлежат форуму "Нелегкие вопросы легкого жанра" -
http://www.operetta.forum24.ru/. При цитировании ссылка на ресурс обязательна.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 2 [только новые]





Сообщение: 5
Зарегистрирован: 20.01.08
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.04.11 15:04. Заголовок: Артист-вокалист, вед..


Артист-вокалист, ведущий мастер сцены Белорусского государственного академического музыкального театра
ВИКТОР ЦИРКУНОВИЧ<\/u><\/a>



Обаятелен и остр на язык, талантлив и харизматичен, нескучен и непрост... Артист белорусской оперетты Виктор Циркунович, один из самых востребованных на сегодняшний день солистов театра, признается, что не планировал для себя именно театральную карьеру. Но все сложилось так, как сложилось. Здесь, на сцене Музыкального театра, его энергия и темперамент пригодились лучше всего. Виктор – человек настроения, в один момент весел и раскрепощен, в другой – кажется, что лучше не подходить к нему близко. Пожалуй, это влияние знака зодиака – артист по гороскопу Весы, и ему сложно удержать себя в равновесии. Так же, как и в жизни, на сцене Виктор неоднозначен и неровен в игре: многие поклонники театра с восторгом следят за его перевоплощениями, впрочем, немало и тех, кому абсолютно не близка манера игры Виктора Циркуновича. Одного у артиста не отнять: он никогда не бывает сер и скучен, когда он на сцене, его невозможно упустить из виду. Виктор способен привлечь к себе внимание в любой, даже самой незначительной роли. И это происходит вовсе не из-за его личного стремления выпятить себя, просто слишком многого эмоций и энергии внутри этого человека...

Виктор Циркунович окончил Белорусскую академию музыки, где его готовили как оперного певца, в труппе Белорусского государственного академического музыкального театра он с 2003 года. Постепенно артист набирал репертуар, примерял на себя разные образы, в общем, непосредственно в творческом процессе, на практике постигал тонкости профессии.
За восемь лет он сыграл более трех десятков разнохарактерных ролей в классических опереттах, мюзиклах, музыкальных комедиях, спектаклях для детской аудитории.
Среди самых значимых: Наполеон Сен-Клош ("Баядера" И. Кальмана), Стефан Корда и Зупан ("Марица" И. Кальмана), Негуш и виконт де Каскада ("Веселая вдова" Ф. Легара), Даниэль ("Шляпа Наполеона" О. Штрауса), Семка ("Бабий бунт" Е. Птичкина), Генка Бессмертный ("Севастопольский вальс" К. Листова), Фернандо ("Доротея" Т. Хренникова); Харон ("Орфей и Эвридика" А. Журбина), Стойкий оловянный солдатик ("Стойкий оловянный солдатик" С. Баневича), Сергей Кайсаров ("Небесный тихоход" М. Самойлова), Трубадур и Осел ("Приключения бременских музыкантов" Г. Гладкова), Мешем ("Стакан воды" В. Кондрусевича), Бармалей ("Айболит-2002" И. Левина), Бинсток ("Однажды в Чикаго" Дж. Стайна, Г. Миллера, Дж. Кандера), Шустов ("Голубая камея" К. Брейтбурга). Любимыми же для артиста стали роли классических опереточных "простаков", в которых он демонстрирует все навыки профессионального "каскадного" актера и с легкостью завоевывает внимание и любовь публики.
Да и коллеги Виктора Циркуновича отмечают: он один из тех, кто одинаково органичен и в классических спектаклях, требующих серьезной вокальной школы, и в музыкальных шоу, где необходимо петь в эстрадной манере.
О себе и своих взглядах на сегодняшний музыкальный театр Виктор Циркунович рассказал посетителям форума "Нелегкие вопросы легкого жанра".

– Сейчас Музыкальный театр делает ставку на академический репертуар, выбирается для постановки классический материал. Ты согласен с таким курсом?
– С появлением главного режиссера, Сусанны Цирюк, думаю, что-то изменится, будет больше классики ставиться. Премьера новой "Сильвы" тому пример.
– Еще сейчас постепенно убирают подзвучку в спектаклях. Как ты на это смотришь?
– Да, убирают микрофоны со сцены, но смысл от этого не изменится: кто работает, тот и будет работать. Споет и громко, споет и тихо, ничего страшного в микрофонах не вижу. Впрочем, в кое-каких нюансах я согласен с этим решением, потому что идет искажение звука, тембрального звука.
А вообще, я не приемлю такого: мол, могу на улице спеть, а могу и в театре. Считаю, что молодежь в той же консерватории должна осознавать, что нужно серьезно учиться для того, чтобы петь в театре.
– Может быть, многие смотрят на Музыкальный театр, как на первый, начальный этап своей карьеры?
– Взять, к примеру, наш оркестр. Говорят о том, что он хуже по сравнению с Большим театром, филармонией… Я так не считаю, ведь все учились в одной и той же консерватории, у одного и того же педагога. Просто нашим музыкантам нравится жанр оперетты. Мне он тоже нравится! Я готовился как оперный певец, а полюбил оперетту! Отдал десять лет учебе, чтобы выйти на театральный уровень. Оперу я очень уважаю, но она не близка мне. Я люблю юмор, мне нравится шутить, где-то импровизировать. А опера – это более серьезный жанр, там это неуместно.
– Да и твоя органика практически идеально подходит для оперетты...
– Я изначально не думал, что вот, все – я рожден для оперетты. Такого не было. Но пришел в театр и появилось понимание того, что попал туда, куда нужно. Я начал заниматься, учиться у коллег. Иногда спрашиваю у партнеров, что можно в образ внести. Я этого не стыжусь. Мы учимся всю жизнь. Бывает, иногда выстраиваешь роль, вроде бы чувствуешь персонаж, а со стороны посмотришь – роль совершенно пустая. Значит, что-то неправильно, и более опытные артисты как раз могут подсказать, в каком направлении работать.
– Как тебе работалось с Сусанной Цирюк?
– С ней пока мы работали только в одном спектакле – ревю "Однажды в Чикаго". Она открытый человек, спокойно смотрит на вещи. И не тиран, как мне показалось. Хотя я наслышан о том, что она может и жестко себя повести.
– Что для тебя сложнее или проще: освоить вокальную партию, выстроить образ или выучить хореографический рисунок?
– Легче, конечно, вокальную партию выучить, ведь этому я учился. Танец? Пятьдесят на пятьдесят: кое-что могу быстро уловить, но опять же без репетиций никуда! А выстроить образ – это сложно, все приходит только со временем. Иногда бывает такая роль, что чувствуешь себя полным ничтожеством, не имея ни малейшего понятия, как это делать...
Стараешься избегать каких-то актерских штампов, чтобы от спектакля к спектаклю не были видны другие роли. Но если такое случается, то потому, что репертуар большой, занятость большая. Просто психологически не успеваешь перестроить себя. Бывает, что работаешь все выходные: утром детский мюзикл, вечером классическая оперетта. Иногда получается, что невольно переносишь из спектакля в спектакль вокальную манеру. Можешь эстрадой спеть классику или наоборот: мюзикл в классической манере. Штампы – от нехватки времени на отдых, когда не успеваешь осознать, что ты сегодня играешь. А бывает, что просто текст улетает из головы.

Наверняка, немного найдется артистов, которые могут сказать о себе, что никогда не забывают текст или мизансцену, но Виктор Циркунович один из тех, кто не теряется на сцене. Прекрасная интуиция, хорошие партнерские качества, способность легко импровизировать и быстрый ум помогают ему удачно обыгрывать любой досадный казус, случайно возникший в спектакле. У Виктора есть и доброе отношение к миру, без иронии и сарказма, и такое необходимое в оперетте "летучее" чувство юмора. Всегда подкупает зрителей и его умение найти в любом своем персонаже отличительные черты и наполнить содержанием каждый момент существования на сцене.

– Твоя последняя на сегодняшний момент роль – это резидент секретной службы Шустов в мюзикле Кима Брейтбурга
"Голубая камея"<\/u><\/a>, главный отрицательный персонаж. Критика отмечает, что именно этот образ лучше всего прописан в спектакле. Кстати, и автор мюзикла Ким Брейтбург отдельно отметил твою работу.
– Изначально мне в этом мюзикле не понравились какие-то моменты, но сам персонаж Шустова очень интересен. Я много репетировал дома, подбирал краски, которые можно внести в этот образ, чтобы построить роль на контрастах: он добрый и злой, негодяй и льстец. Я искал в тексте либретто переключение эмоциональных состояний героя, чтобы зритель поверил в реальность личности Шустова. Когда шла постановка спектакля, мне предлагали варианты поведения моего героя, но мне почему-то так не чувствовалось. Мне хотелось добавить Шустову презрительности, озлобленности на жизнь. Этот образ как раз позволяет показать персонажа в разных настроениях: сейчас он льстив и стремится угодить, затем он обижен и зол на несправедливость, потом завидует славе более успешного Орлова… Выходя из-за кулис на сцену надо нести то настроение персонажа, которое он обрел, не будучи на виду у публики. Он исчез из поля зрения зрителей, но жизнь его продолжается и вновь он появляется уже в другом настроении и с другими мыслями.



– Возможно, таких ролей, как Шустов, тебе как раз не хватало?
– Да, у меня не было раньше подобного героя. Были простаки, весельчаки, а такого разнопланового и неоднозначного не было. Хотелось работать над ролью. Самому. Получилось так, что я один репетировал, но в этом усталости не чувствовал, потому что мне нравилось. Когда не в радость, тогда и не хочется этим заниматься.
Да, конечно, любой актер дома продумывает роль, работает над ней. Бывает еще такое: вроде бы не готовился особо к спектаклю, но он идет очень легко. А бывает, начинаем играть, и все через какие-то паузы... Тянется эта резина, и ждешь – скорей бы он закончился, этот спектакль. А бывает, не успеваешь, кажется, на сцену выйти, а уже поклоны!
– Ты себя считаешь универсальным артистом музыкального театра?
– Если смотреть по репертуару, то да. Но судить об этом только зрителю!
*смеется*



Сайт Виктора Циркуновича:
http://victor-tsirkunovich.narod.ru/<\/u><\/a>

Все права на интервью принадлежат форуму "Нелегкие вопросы легкого жанра" -
http://www.operetta.forum24.ru/. При цитировании ссылка на ресурс обязательна.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 685
Настроение: Интересно...
Зарегистрирован: 18.02.08
Откуда: СССР, рядом тут
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.04.11 17:48. Заголовок: Спасибо, Алмазная До..


Спасибо, Алмазная Донна!
Привет и наилучшие пожелания Минскому музкому!

Не дождётесь!!!:))) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 133
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет